Кадастровые и геодезические услуги в Великом Новгороде
8 (8162) 68-44-58
8 (8162) 55-23-63
+79211960770
ул.Германа д.29, 3 этаж

Другие новости

Февраль 16, 2014

Минэнерго будет принимать заявки на статус ГП по Новгородской, Мурманской и Смоленской обл до 21 февраля

Февраль 05, 2014

Во время глубокого бурения в поисках источников геотермальной энергии в северо-восточной Исландии в 2009 году, геологи случайно обнаружили свежую магму, и это стало толчком к созданию первой в мире усовершенствованной магматической энергостанции.

 

Геотермальные энергостанции как правило собирают тепло, исходящее из трещин в земной коре, а не напрямую из расплавленной породы под ней, которая и генерирует это тепло. Станции заливают в трещины воду, которая даёт пар, вращающий турбины и вырабатывающий электричество.

 

Геологи, участвовавшие в Исландском проекте глубокого бурения, намеревались пробурить пробный колодец глубиной 4-5 километров в кальдере Крафла в Исландии в поисках перспективных геотермальных трещин, но совершенно случайно наткнулись на свежую магму всего в 2.1 километра от поверхности. Попадание в расплавленную породу весьма редко, поскольку лишь небольшая часть земной коры содержит выносы магмы достаточно близко к поверхности, чтобы до них можно было достать бурильными машинами. В мире зафиксирован лишь ещё один подобный случай попадания в магматический слой – на Гаваях, в 2007 году.

 

Чтобы полностью использовать преимущества этой уникальной возможности, геологи создали стальную трубу, которая была зацементирована в скважину, и по ней была подана вода для получения сверхгорячего пара. В результате соприкосновения с магмой пар достиг фантастической температуры в 450 градусов Цельсия, находясь при этом под сверхвысоким давлением, что позволило ему вырабатывать почти в семь раз больше энергии, чем типичный геотермальный колодец.

Команда провела почти два года за серией экспериментов, которые должны были показать, сумеет ли новая электростанция выдержать высокую кислотность рабочей среды, вызванную коррозионными вулканическими газами – например, сульфидом водорода, а также высокое давление магматического пара. Они успешно разработали систему, способную преодолеть эти препятствия, однако на практике ни разу не соединяли колодец с близлежащей электростанцией Крафлы.

Команда была вынуждена законсервировать скважину после двух лет исследований из-за отказа поверхностного оборудования, однако они надеются либо вернуться на место экспериментов, либо пробурить новый колодец для дальнейшего изучения возможностей сверхинтенсивной геотермальной энергии.

 

Статья, посвящённая деталям эксперимента на исландской скважине, появилась в январском выпуске журнала «Geothermics».

 

Электричество из почвы

 

Озгур Сахин из Института Висса (США) предлагает использовать распространённую в почве бактерию Bacillus subtilis для генерации электричества. Процесс высыхания B.subtilis до спящей споры, во время которого всё и будет происходить, довольно быстро обратим, поскольку эти существа при простом добавлении воды возвращаются в исходное состояние.

 

Сахин и его команда, соорудив крохотную гибкую кремниевую пластинку, вымочили её в водном растворе, содержащем споры бактерии. То есть поначалу учёные вовсе не собирались извлекать таким экзотическим способом энергию: им всего лишь казалось, что изменения будут достаточными, чтобы с помощью специально модифицированного атомно-силового микроскопа измерить силу, с которой процесс высыхания воздействует на бактерии и поверхность под ними.

Однако ещё до помещения пластинки под микроскоп она вдруг свернулась наподобие «вещей рыбки». Когда же Сахин подышал на неё, она снова развернулась (в его дыхании была влага). «Я понял, что речь идёт о весьма мощном эффекте», — вспоминает Озгур.

 

По расчётам учёного, такая гибкая пластинка при переходе от влажности воздуха сухого дня к влажности дня туманного выдаёт в тысячу раз больше силы, чем человеческий мускул на единицу веса. И это вдесятеро больше, чем материалы, используемые в нынешней робототехнике для создания актуаторов! Учёные свидетельствуют: после намокания 450 г спор этих бактерий «произведут» достаточно энергии, чтобы поднять автомобиль на метр над землей.

Дальнейшие эксперименты показали, что для «бактериальных актуаторов» резина и эффективнее, и дешевле кремния:

Причём даже простейшая опытная модель, сделанная из конструктора «ЛЕГО», показала возможность генерирования электричества посредством вращения магнита, управляемого рычажком, который двигается туда-сюда вслед за быстрыми изменениями влажности.

 

КПД такой установки невысок (впрочем, если бы вы сделали модель ДВС или паровой машины из «ЛЕГО», их эффективность вряд ли была бы выше). Кроме чисто механического, инженерного совершенствования модели, Сахин полагает перспективным и генетическое модифицирование почвенных бактерий с целью обретения их спорами большей жёсткости и эластичности. Первая линия мутантных B. subtilis уже выведена и доказала, что способна хранить вдвое больше энергии на единицу веса, чем обычные бактерии, использовавшиеся на старте экспериментов.

 

«Солнечная и ветровая энергетика довольно резко меняют свою выработку, когда солнце не светит, а ветер не дует, — говорит Дон Ингбер из Института Висса. — Если изменения во влажности могут быть эффективно использованы для генерации электричества более крупными версиями таких устройств, это откроет более лёгкий доступ к новым источникам возобновляемой энергии».

 

На Земле есть ряд биогеоценозов, где влажность с высокой периодичностью меняется на протяжении суток (приливная зона и т. д.), и в теории тамошние бактериальные актуаторы могут быть использованы не для хранения энергии, а для её прямой первичной генерации.

 

Марк Кайфман

Январь 27, 2014

В эти минуты в аналитическом центре при Правительстве Российской Федерации проходит экспертное обсуждение новой версии госпрограммы «Энергоэффективность и развитие энергетики». В работе круглого стола принимают участие представители Минэнерго России, компаний ТЭК, независимые отраслевые эксперты. 

Представляя новую версию госпрограммы, Алексей Кулапин, заместитель генерального директора ФГБУ «Российское энергетическое агентство» Минэнерго России, напомнил, что в связи с измененным порядком разработки, реализации и оценки эффективности госпрограмм, госпрограмма «Энергоэффективность и развитие энергетики» подверглась ряду значительных изменений в части структуры, формулировки целей, задач и целевых индикаторов. Эта программа теперь состоит из двух частей и согласовывается с Росстатом. 

Кроме того, оценка эффективности и результатов госпрограммы будет основываться на данных официальной статистики. Очень важным является то, что с помощью госпрограмм будет оцениваться эффективность расходования бюджетных средств, подчеркнул замглавы РЭА.

Яна Лисицына

Январь 21, 2014

Как известно, проблема борьбы с потерями тепла в ЖКХ напрямую связана с состоянием городского хозяйства. В России около 40% общего потенциала ресурсосбережения приходится на ЖКХ. В этом контексте перед региональными властями со всей актуальностью встают вопросы энергосбережения и энергоэффективности городского хозяйства, энергетической модернизации зданий, жилищно-коммунальной и дорожно-транспортной инфраструктуры. В 2009 году было введено и нормативно закреплено понятие «класс энергетической эффективности многоквартирного дома», который должен присваиваться всем новым и реконструированным зданиям. Например, предусматривается, что, как это принято в европейских странах, все столичные новостройки получат класс энергоэффективности – на домах появятся соответствующие таблички, на которых будет указано, какое количество энергии дом потребляет и сколько в конечном итоге придется платить за его эксплуатацию.

По имеющимся оценкам, рынок так называемых зеленых зданий в России к 2016 году должен вырасти в три раза: так, начиная уже с 2011 года, Мосгосэкспертиза не принимает проекты, в которых не учтены новые требования по энергосбережению.

Однако пока потребление тепловой энергии на эксплуатацию зданий в России на порядок превышает сопоставимые объемы в развитых странах Европы. Одна из главных задач в реформировании и модернизации жилищно-коммунального хозяйства – это сокращение объемов неэффективного использования топливно-энергетических ресурсов при эксплуатации зданий жилого и общественного фондов.

Объем потребления тепловой энергии и соответственно первичных энергоресурсов любым зданием напрямую зависит от его теплового баланса, то есть количества тепловых потерь, проходящих через ограждающие конструкции этого здания в период его многолетней эксплуатации. Сокращение тепловых потерь через наружные ограждения зданий является единственным реальным путем кардинального снижения объемов потребления тепловой энергии и первичных энергоресурсов и соответственно сокращения ассигнований региона и бюджетов семей, направляемых в настоящее время на эти цели. Сокращение тепловых потерь достигается путем повышения уровня термического сопротивления наружных ограждающих конструкций за счет применения современных, эффективных теплоизоляционных материалов и технологий. Именно этому пути следуют страны Европы, которые с 70-х годов прошлого века постоянно контролируют и стимулируют повышение уровня энергоэффективности как эксплуатируемых, так и вновь возводимых зданий.

Важнейшим направлением формирования адекватного инфраструктурного комплекса в регионах России, социально-экономическую значимость которого трудно переоценить, является сооружение капитальных жилых домов экономкласса с ультранизким потреблением энергии.

Технические аспекты

Капитальные вложения в повышение тепловой защиты зданий с целью сокращения тепловых потерь через наружные ограждающие конструкции – это достаточно серьезная и многолетняя, но, несомненно, окупаемая работа. Ее экономическая эффективность напрямую будет зависеть от качества капитальных вложений, то есть от выбора систем тепловой защиты и их основы – теплоизоляционного материала.

Создавать системы тепловой защиты конструкций зданий, которые в течение десятков лет эксплуатации не будут требовать замен, средств на капитальный ремонт и сохранять свои первоначальные теплозащитные свойства, можно только при использовании в этих системах качественного теплоизоляционного материала – пеностекла. Подтверждающее этот факт экспертное заключение о 70-летней эксплуатации теплоизоляционного пеностекла в конструкции кровли одного из зданий в США свидетельствует о том, что за указанный период система тепловой защиты кровли ни разу не требовала ремонта, а ее теплозащитные свойства не изменились с начала эксплуатации. Подобных результатов эффективности тепловой защиты кровли с применением теплоизоляционных материалов других типов достичь невозможно.

Теплоизоляционное пеностекло

Реализация социальной программы возведения жилья экономкласса с ультранизким потреблением энергии только во Владимирской области при объемах строительства 200 тыс. кв. м в год в течение 10 лет позволила бы сдать в эксплуатацию до 2 млн кв. м жилой площади, доступной для молодых семей, специалистов социальной сферы, врачей, учителей, ученых, инженеров. Энергоэффективные дома могут быть предоставлены для переселенцев из аварийного и/ или ветхого жилья, граждан с низким уровнем доходов и стоящих в социальной очереди, военнослужащих.

Необходимость энергосберегающих технологических решений в инженерных системах большинства регионов России актуализируется и с учетом более суровых по сравнению с европейскими государствами климатических условий, характеризующихся значительно более низкими температурами в зимний период. Потребление тепловой изоляции в России составляет 30–40 млн куб. м в год, в основном это недолговечные и опасные материалы, такие как пожароопасные пенопласты или канцерогенная минеральная вата. Ни один из широко применяемых сегодня в России теплоизоляционных материалов, таких как органические (горючие) пенопласты или волокнистые, влагоемкие утеплители (минплита, стекловата), не способен выдержать столь высоких эксплуатационных нагрузок в течение многих десятилетий без потери защитных свойств, а следовательно, не обладает высоким уровнем энергетической и экономической эффективности.

В странах Европы и мире с середины прошлого века промышленная тепловая изоляция на основе пеностекла широко применяется в различных отраслях промышленности, в том числе в капитальном строительстве и реконструкции зданий, в области добычи, переработки, хранения и транспортировки газа, нефти, нефтепродуктов, в химической промышленности, на объектах тепловой энергетики, в том числе атомной, на морских объектах, в криогенных областях техники и др.

В России в настоящее время не существует промышленного производства теплоизоляции на основе пеностекла. Аналогичную продукцию сегодня в промышленных объемах производят только США.

В число преимуществ принципиального характера, обеспечивающих энергоэффективность жилищного строительства на основе использования теплоизоляционных материалов типа пеностекла, входят:

– класс «А» энергоэффективности (высший), ультранизкий расход тепловой энергии на отопление – 18,5 кВт-ч/кв. м в год (справочно: аналогичный показатель 85% жилого фонда России – 700 (!) кВт-ч/кв. м в год);

– минимальные среднемесячные затраты на отопление для жителей – менее 500 руб. в месяц на квартиру;

– отсутствие необходимости подведения тепловых и газовых сетей и монтажа управляющего технологического оборудования (тепловые пункты, тепловые камеры, ГРП, разводящие сети, ШРП);

– надежные гарантии многолетней сохранности ультранизкого расхода тепловой энергии на отопление.

Энергоэффективная жилищная застройка имеет целый ряд преимуществ для региона:

– сокращаются расходы на развитие коммунальной инфраструктуры (не требуется получение лимитов на подключение новых мощностей по газу и тепловой энергии для жилищных застроек новых территорий);

– не увеличивается энергозависимость региона даже при значительном увеличении объемов жилищного строительства и росте эксплуатируемого жилого фонда региона;

– снижается антропогенная нагрузка на окружающую среду, нивелируется социальное напряжение, обусловленное эскалацией тарифов на тепловую энергию и газовое топливо.

По имеющимся оценкам, минимально необходимый объем производства высококачественной теплоизоляции для решения актуальных задач энергоэффективного строительства на основе современных технологических, организационных и экономических решений должен составлять не менее 2,0 – 2,5 млн куб. м в год, что может быть обеспечено за счет создания 10–15 промышленных производств пеностекла в различных российских регионах.

В России первый завод по выпуску теплоизоляционной продукции на основе пеностекла марки «Неопорм» мощностью 110 тыс. куб. м в год вводится в действие в 2014 году.

Что важно для российских условий. Используя при строительстве нового жилья современные строительные технологии и системы тепловой защиты на основе теплоизоляционного пеностекла, можно возводить энергоэффективное, капитальное и комфортное жилье экономкласса, которое не потребует подведения к нему дорогостоящих теплотрасс и газопроводов, не потребует строительства связанных с ними инженерных объектов, оборудования и не повлечет затраты на их эксплуатацию.

Стоимость строительства жилья такого типа не выше утвержденных социальных нормативов – менее 35 тыс. руб./ куб. м общей площади, а его эксплуатация для региона и жителей в десять и более раз экономичнее сегодняшнего уровня. Жилищная застройка такого типа не потребует от региональных властей развития муниципального хозяйства и местной энергетики в объемах, которые сегодня необходимы для традиционного жилищного строительства. Это жилье будет доступным для широких слоев населения с невысокими доходами как на этапе строительства (приобретения) жилья, так и в период его многолетней эксплуатации.

Энергетический эффект от применения системы тепловой защиты на основе теплоизоляционного пеностекла, которое обеспечивает стабильно высокую экономию энергоресурсов на протяжении всего срока службы объекта, эквивалентен экономии 150 кВт-ч. тепловой энергии за 1 год на 1 кв. м стеновой конструкции или кровли. А на месте добычи энергоносителей, не потратив тепловую энергию по месту потребления, можно сэкономить до 450 кВт-ч первичной энергии. В целом, исходя из совокупной площади жилого фонда России, остро требующего повышения энергоэффективности, составляющей порядка 3 млрд кв. м, годовой потенциал экономии энергоресурсов за счет снижения непроизводственных энергопотерь в зданиях составляет более 150 млн т условного топлива.

Финансово-экономические аспекты

Для энергетической модернизации жилого и общественного фондов регионов потребуются значительные, хотя и окупаемые на адекватном временном горизонте инвестиции и продолжительная работа. Эта работа принципиально определена в федеральных программах по реформированию ЖКХ, социально остра, результатов в этом направлении требуют президент и правительство РФ.

Тем не менее практически ни в одном из регионов России работа по энергетической модернизации зданий в рамках федеральной целевой программы «Реформа ЖКХ» не ведется. Почему? Казалось бы, в тепловой модернизации зданий с целью сокращения нерационального расходования топливно-энергетических и финансовых ресурсов на их многолетнюю эксплуатацию скрыты колоссальные экономический и энергетический потенциалы для экономики региона. Представляется, что одна из главных причин заключается в том, что реализация этой работы возлагается на население и местные бюджеты, которые не в состоянии с ней справиться. Это подтверждается реальным положением дел и наглядно видно из источников финансирования, определенных ФЦП «Реформа ЖКХ». «Львиная доля» (90% из 100%) совокупного финансово-экономического эффекта в результате проведения тепловой модернизации зданий в регионе – составляющая лишь не более 1/5 части общего энергетического эффекта от реализации региональной программы, полученные в последующем доходы от реализации всего «не сгоревшего впустую» объема топливно-энергетических ресурсов будут относиться к доходам нефте- и газодобывающих компаний и федерального бюджета, а не к доходам региона.

Представляется, что региональные программы в сфере энергетической модернизации жилищно-коммунальной инфраструктуры, осуществления которых требуют президент и правительство РФ, будут пробуксовывать в регионах до тех пор, пока на федеральном уровне не будут определены все заинтересованные участники в той степени, в которой распределятся доходы (эффекты) от этой работы, и пока не будут корректно определены источники и адекватные стимулы финансирования энергетической модернизации ЖКХ региона/страны.

Рассматривая реализацию работы по энергетической модернизации инфраструктурных комплексов региона, необходимо понимать, что это сложная и многолетняя работа, требующая большого объема капитальных вложений и занятости, и то, что совокупные энергетический и экономический эффекты будут понятны при расчете окупаемости капитальных вложений на период, сопоставимый со сроком жизни одного поколения. Энергоэффект от физической экономии топливных ресурсов за этот период составит ~245 млрд куб. м природного газа, экономические выгоды также можно оценить. Причем это эффект от модернизации только части жилого фонда региона, а не всего фонда зданий, и это без учета аварийных ситуаций, таяния снега вдоль теплотрасс, затрат на эксплуатацию и ремонт региональных объектов тепловой энергетики, технологического оборудования и т.д. Безусловно, приведенный расчет носит концептуальный характер, но для того, чтобы модернизировать фонд зданий в регионе и за счет сокращения тепловых потерь сделать его энергетически и экономически эффективным, есть только один путь: капитальные вложения в комплексное повышение тепловой защиты всех наружных ограждающих конструкций зданий.

Необходимость и надежность реализации энергосберегающих программ, имеющих высокую социально-экономическую и стратегическую значимость, подтверждается колоссальным потенциалом энергосбережения в национальном хозяйстве страны: по расчетам Минэнерго РФ, совокупный потенциал энергосбережения оценивается как минимум в 350 млн т условного топлива. Исходя из соответствующих технологических и экономических решений, заложенных в основу инвестиционных программ данного профиля, для их финансирования может быть задействован широкий спектр различных финансовых технологий и конструкций, включая возможности возложения на зарубежных партнеров российских компаний-инициаторов проектов значительной части проектных рисков, равно как и обязательств по адекватному фондированию инвестиционных программ.

Энергетическая и экономическая эффективность инфраструктурных комплексов, а значит и экономики региона, темпы ее развития во многом определяются эффективностью зданий и сооружений – основного капитала регионального хозяйства. Проводить энергетическую модернизацию фонда зданий в каждом регионе придется в любом случае. Достижение этой стратегической цели требует решения комплекса административных, организационных, финансовых, нормативно-правовых вопросов, при этом весь комплекс задач можно и нужно решать на инвестиционных принципах окупаемости.

Алексей Смирнов,

Январь 21, 2014

У сторонников энергосберегающего освещения появился новый положительный аргумент – финансовая выгода. Замена обычных ламп накаливания на светодиодные сэкономит семье до 20 тыс. руб. за три года. К такому выводу пришли эксперты Philips, посчитав, сколько тратят электроэнергии жители среднестатистической квартиры. Однако пока ни запрет правительства на мощные лампы накаливания, ни разговоры о выгоде не могут заставить людей использовать светодиоды. Одна из причин – высокая цена приборов.

 

Эксперты Philips подсчитали, сколько денег сэкономит семья на оплате электричества, если перейдет на светодиодное освещение в квартире. Оказалось, в среднем 10 тыс. руб. за три года. При этом размер сэкономленных денег зависит от места жительства и региона. В Чукотском автономном округе экономия составит чуть более 20 тыс. руб., а в Москве – 12 тыс. Такие данные были получены в ходе исследований, проведенных в восьми регионах России.

Стоит отметить, что речь идет именно о светодиодных лампах. Они тоже относятся к категории энергосберегающих, но принципиально отличаются от ртутных, люминесцентных.

 

По данным экспертов, среднестатистическая квартира в России освещается 15 лампочками накаливания мощностью 60 ватт, работающими в среднем по четыре часа в день. Суммарное потребление электроэнергии в такой квартире в трехлетней перспективе составит почти 4 млн ватт. Светодиодные аналоги ламп накаливания с традиционными цоколями потребляют всего 8 ватт в час. Их установка позволит сократить энергозатраты в 7,5 раз, говорится в исследовании. Примерно в 7 раз сократятся и расходы семьи на освещение квартиры. Экономию семейного бюджета посчитали исходя из стандартного тарифного плана ЖКХ.

 

Однако, несмотря на такую явную выгоду, сегодня нельзя сказать, что светодиодные лампы пользуются большой популярностью у населения. На это указывает даже тот простой факт, что не все социологические центры берутся выяснять отношение россиян к светодиодам, так как многие респонденты просто не понимают, о чем идет речь.

 

Очевидно, что популяризации светодиодов мешает их дороговизна – цена за штуку варьируется от 300 руб. до 2–3 тыс., при том что лампа накаливания стоит около 15 руб. В ответ на эти претензии производители светодиодных ламп указывают на их долговечность – срок службы составляет 15–25 лет – и соответственно на окупаемость. Однако, похоже, потребители отдают предпочтение наглядной дешевизне и не вдаются в долгосрочные расчеты. Возможно также, что непопулярность связана с недостатком информации и расхожим мнением, что светодиоды дают некачественное освещение и вредят здоровью.

 

Глава сектора Philips «Световые решения» в России и СНГ Марина Тыщенко отмечает, что подобные домыслы не так уж безосновательны, и виной тому недобросовестные производители. Результат использования некачественной светодиодной лампы может оказаться весьма неприятным – ухудшение зрения, головная боль, зрительное утомление. Люди, столкнувшись с такими последствиями, связывают недостатки освещения с самой технологией, хотя на самом деле качественные светодиодные лампы дают комфортное освещение, уверена Тыщенко. «При этом нужно понимать, что эти лампы не могут стоить дешево в связи с трудоемким процессом их производства. Технология изделия тесно связана с производством самих светодиодных кристаллов. В процессе отбора до 90% светодиодов отбраковывается из-за несоответствия определенным параметрам, что и определяет цену», – подчеркивает эксперт.

 

Напомним, что борьбу с лампами накаливания правительство начало в 2009 году, взяв курс на оптимизацию потребления электроэнергии. Дмитрий Медведев, который тогда занимал пост президента, предлагал и вовсе запретить лампы накаливания в России. Но принятый в то время Закон «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности» наложил вето лишь на продажу с 1 января 2011 года ламп мощностью 100 ватт и более, а также на поставку любых ламп накаливания для государственных и муниципальных нужд.

 

Способствовали ли эти шаги повышению энергоэффективности и, главное, снижению потребления электроэнергии именно среди граждан? Это осталось вопросом.

 

«Программа энергоэффективности движется, но со скрипом, – полагает старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова. – Если изначально населению объяснялась важность энергоэффективности, говорилось об экономии, то сейчас этим почти никто не занимается. Ограничение на продажу 100-ваттных лампочек стимулирует покупку лампочек энергоэффективных. Но зачастую в тонкостях разобраться сложно, особенно пожилым людям». То, что звучит более или менее убедительно для жителя города-миллионника, в глубинке не столь очевидно. Поэтому нужно и далее проводить социальную и разъяснительную работу, уверена Бодрова.

 

«Российский рынок светодиодного освещения в последние годы развивается достаточно активно, хотя для по-настоящему масштабного внедрения светодиодных ламп в бытовом использовании необходимо не менее чем в два–три раза снизить их стоимость по сравнению с текущим уровнем цен», – замечает руководитель проектов группы «НЭО Центр» Иван Филютич. По его словам, такое снижение цен достижимо в среднесрочной перспективе.

Ведущий эксперт компании «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов считает, что своеобразным стимулом для использования светодиодов может стать введение тарифных ограничений, которые вынудят людей потратиться на дорогие, но, как обещают, выгодные при долгом использовании лампочки. «Социальные нормы энергопотребления, которые планировалось ввести со следующего года по всей стране, могут способствовать развитию программы энергосбережения», – уверен эксперт.

Руководитель энергетического бюро компании Schneider Electric Максим Агеев напоминает, что домашнее освещение – лишь небольшая часть программы оптимизации. «Замена лампочек в массовом сознании россиян ошибочно стала синонимом энергоэффективности, которая на самом деле является более сложной концепцией и имеет множество других воплощений. Чтобы добиться поставленных целей по снижению энергоемкости экономики России на 40%, просто заменить лампочки недостаточно», – подчеркивает Агеев.

Январь 09, 2014

По оценкам экспертов, инвестиции в возобновляемую энергетику в России в 5714 раз меньше, чем в Европе и в 4621 раз меньше чем в Китае. Что делать для изменения ситуации специалисты и чиновники обсудили на третьей ежегодной конференции «Будущее возобновляемой энергетики в России».

 

Оценить масштаб рынка возобновляемой энергетики в России легко – достаточно сравнить объемы инвестиций в эту отрасль экономики в разных странах и регионах. Согласно исследованию Франкфуртской школы финансов и менеджмента, в Европейском Союзе, например, этот показатель в 2012 году составил почти 80 млрд долларов США, в Китае – 64,7 млрд, в Бразилии – 5,4 млрд. Россия по этому показателю традиционно не входит в общемировые рейтинги. По оценкам экспертов инвестиции в возобновляемую энергетику в России в год не превышают 14 млн. долларов США, т. е. в 386 раз меньше, чем в Бразилии и в 4 621 раз меньше, чем в Китае, при сопоставимом потенциале использования возобновляемых источников энергии.

 

Недавно в Москве прошла третья ежегодная конференция «Будущее возобновляемой энергетики в России», организованная газетой «Ведомости» при поддержке Международной Финансовой корпорации (IFC). Впечатлениями от последних изменений на российском рынке возобновляемой энергетики и своими ожиданиями на будущее делились представители девелоперов, компаний, производящих энергию и компаний, производящих оборудования для электростанций, работающих на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ), потребители энергии и представители государственной власти регионов.

 

В конференции приняло участие около 100 человек, представляющих компании, которые на сегодняшний день и составляют почти весь зарождающийся рынок возобновляемой энергетики в России. Настроение участников в целом было позитивное, особенно по сравнению с прошлыми годами, что подчеркивал практически каждый выступающий. Принятие Правительством России конкретных мер по поддержке ВИЭ и проведение первого конкурса проектов, претендующих на государственную поддержку вселило некоторый оптимизм как в девелоперов и инвесторов, так и в производителей оборудования.

 

Преимущества и недостатки

 

Преимущество российского рынка возобновляемой энергетики – огромный ресурсный потенциал: высокий ветропотенциал на прибрежных территориях, солнечный пояс, тянущийся вдоль всей южной границы России с запада на восток, разнообразные ресурсы для биоэнергетики. Более того, в изолированных удаленных энергорайонах экономическая эффективность использования возобновляемых источников энергии равна или даже выше, чем традиционной энергетики. Заместитель генерального директора по стратегии и инвестициям «РАО ЭС Востока» Алексей Каплун на примере Якутии рассказал, как высокие цены на привозное дизельное топливо делают экономически эффективными небольшие солнечные и ветроэлектростанции в удаленных районах. Некоторые солнечные электростанции (СЭС) расположены за полярным кругом и уже удачно пережили зиму. В среднем, по словам Каплуна, срок окупаемости таких СЭС без государственной поддержки составляет 7-10 лет, что вполне привлекательно для инвесторов в условиях современной России.

 

Среди недостатков сложившейся на рынке ситуации участники конференции называли высокие административные барьеры, в том числе сложность с получением и переводом из категории сельскохозяйственных земель в категорию земель промышленного назначения участков под строительство электростанций и длительность процедуры согласования технологического присоединения к сетям. Также упоминали недостаток обсуждения мер государственной поддержки со всеми заинтересованными сторонами, отсутствие необходимой транспортной инфраструктуры, что ограничивает выбор технических решений для объектов ВИЭ. Обращали внимание на нехватку предприятий-производителей оборудования для возобновляемой энергетики, расположенных на территории России, а также отсутствие достаточного количества квалифицированных профессионалов для обслуживания оборудования ВИЭ в различных регионах. Многие говорили и о недостатках недавно прошедшего конкурса проектов ВИЭ, в том числе о сомнительности сделанного правительством России выбора в пользу поддержки исходя из установленной мощности объектов, а не реально выработанных объектом киловатт-часов электроэнергии.

 

Основные рекомендаций по совершенствованию конкурсной процедуры, которые были высказаны участниками, можно назвать следующие:

 

- Необходимо разнообразить формы гарантий реализации проектов для компаний, подающих заявки на конкурс (сейчас принималась только гарантия от крупного поставщика энергии). Например, добавить возможность предоставления банковской гарантии, поскольку существующее требование получения гарантии от крупного поставщика энергии трудновыполнимо для большинства малых и средних компаний и снижает конкуренцию на рынке.

- Уменьшить требования к локализации объектов (доле деталей, произведённых на территории России) на проекты, реализация которых планируется в ближайшие годы – сегодня в России не производится большая часть конструкционных деталей для объектов ВИЭ, а чтобы наладить необходимое производство требуется время.

- Дифференцировать критерии готовности для краткосрочных и долгосрочных проектов. Например, для объектов, строительство которых должно закончиться через год-два после проведения конкурса, необходимым требованием должно быть наличие согласованного договора на земельный участок, генеральный план размещения объекта, согласованный договор на поставку оборудования и т.д. Для объекта, реализация которого планируется в течение 4-5 лет, достаточно общего соглашения с администрацией региона.

- Обеспечить стабильность действия законодательных и нормативно-правовых актов.

 

Возможности и угрозы

 

Как и у любого рынка, где есть огромный ресурсный потенциал, у рынка ВИЭ в России есть широкие возможности для развития. На конференции выступали представители регионов, где власти активно содействуют реализации проектов ВИЭ.

Заместитель председателя правительства республики Алтай Роберт Пальталлер рассказал, что в республике Алтай еще в начале 2000-х было проведено полное энергообследование области, были выявлены основные проблемы – дефицит энергии и низкая транспортная доступность достаточно большого количества населенных пунктов. Исходя из этого в 2006 году была принята концепция развития энергетики, в основе которой – использование возобновляемых источников энергии. Был разработан план строительства 15-ти солнечных электростанций (6 сетевых СЭС общей мощностью 60 МВт и 9 автономных гибридных установок для удаленных изолированных районов) и 33-х малых гидроэлектростанций. Для компаний, строящих электростанции на основе ВИЭ, в республике применяются различные налоговые льготы.

 

Оренбургская область также приветствует развитие использования ВИЭ. Министр экономического развития, промышленной политики и торговли Оренбургской области Вячеслав Васин сообщил, что на ее территории планируется строительство 6-ти солнечных электростанций и установка 63-х ветрогенераторов. 6 СЭС – это проекты, победившие на конкурсе проектов в сентябре этого года. Строительство ветропарков не предполагает прямых бюджетных дотаций, хотя между инвестором и правительством региона заключено специальное соглашение, которое упрощает процедуру получения земельного участка на условиях долгосрочной аренды и снижает административные барьеры при согласовании проекта. В настоящее время проходит подготовка нормативного акта, который позволит инвесторам получать земельный участок под строительство электростанции на основе ВИЭ по ставке 1% от кадастровой стоимости участка. При этом Васин также подчеркнул, что Оренбургская область в энергетическом смысле является уменьшенной копией всей России, поскольку там добывается 20 млн м3 нефти и 20 млрд м3 газа. Раз в ней есть экономические стимулы для развития ВИЭ, значит и в России в целом они должны быть.

Власти Томской области, по словам заместителя губернатора Томской области по экономике Андрея Антонова, активно используют льготы по налогу на имущество и на прибыль и льготное предоставление земельных участков под строительство электростанций на основе ВИЭ.

 

Между тем, участники конференции много говорили и о проблемах, которые могут угрожать успешному развитию рынка ВИЭ в России. В первую очередь –нестабильность и непредсказуемость законодательства. Для иллюстрации этого тезиса старший аналитик Международного энергетического агентства Адам Браун привел примеры из Испании и США. Ввод новых мощностей солнечной энергетики в Испании сократился с 3,2 ГВт в 2008 году до 0,3 ГВт в 2009 из-за внезапной отмены мер государственной поддержки. В США каждый год, когда заканчивалось действие федеральных налоговых вычетов для наземных ветропарков в 2000, 2002 и 2004 годах, было заметно резкое снижение новых вводимых мощностей. В 2012 году зафиксирован рекордный показатель по вводу ветрогенераторов (около 13 Гвт). По мнению Брауна, это связано с ожиданием рынком окончания действия налоговых вычетов для объектов ВИЭ в конце 2012 года. Поэтому прогнозируется резкое падение ввода новых мощностей по итогам 2013 года. Несмотря на критику процедуры проведения конкурса проектов ВИЭ, прошедшего в сентябре, участники рынка в целом не хотят кардинальной смены самого механизма поддержки объектов ВИЭ или вовсе его отмены. Хотя они и надеются на то, что их рекомендации повлияют на изменение процедуры конкурса в следующем году.

 

Еще одной серьезной угрозой для российского рынка ВИЭ является возможность «монополизации локализации», т. е. ситуация, при которой несколько производителей оборудования для электростанций на основе ВИЭ станут монополистами на российском рынке и будут этим положением пользоваться. Инвесторы будут вынуждены покупать, возможно, не самое эффективное и привлекательное по стоимости оборудование, из-за требований по локализации, т.е. обязательности российского производства конструкционных деталей для объектов ВИЭ. Вице-президент по развитию бизнеса в странах Центральной и Восточной Европы компании Vestas Янос Микопоулос заметил, что невозможно в короткие сроки организовать производство в России всего модельного ряда оборудования для ветроэнергетики, поэтому будут производиться конкретные модели деталей. Для соблюдения требования о локализации все инвесторы, участвующие в конкурсе, будут вынуждены выбрать эту модель, что явно снизит возможности для конкурентной борьбы.

 

Пожалуй, один из основных выводов конференции в том, что верный способ для развития рынка ВИЭ – разработка региональных планов развития и мер поддержки на основе особенностей энергопроизводства и энергопотребления региона и содействие снижению административных барьеров для входа новых компаний на рынок.

Декабрь 16, 2013

В регионах России к 2030 году будет построено 16 ветряных электростанций (ВЭС). Такие данные содержатся в схеме территориального планирования в энергетике России до 2030 года. Эту схему в ноябре утвердил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Основная цель строительства ветряных электростанций - увеличение энергетического потенциала регионов. В Северо-Западном федеральном округе запланировано строительство четырёх ветряных электростанций - двух в Мурманской области и по одной в Ленинградской и Калининградской областях.

 

Два ветропарка - Лодейное и Кольский вводятся в рамках проекта развития нетрадиционной и возобновляемой энергетики на Кольском полуострове. Ветропарк в посёлке Лодейное установленной мощностью 300 МВт планируется построить в 2025 году, Кольский ветропарк установленной мощностью 500 МВт - в 2030 году.

 

Инновации, или Всё новое – хорошо забытое старое

 

Сегодня, скорее всего, все знают о возобновляемых источниках энергии. Сегодня многие в разговоре щеголяют модными словами «энергоэффективность», «энергосбережение», «инновации». Хотя к инновациям возобновляемую энергетику можно отнести с натяжкой. Установки, которые позволяли получать энергию из ветра, с помощью приливных станций, в России существовали уже столетие назад. Ветровые турбины испытывали в начале 20¬х годов прошлого века, а через 10 лет СССР первым в мире начал их строительство.

 

А Кислогубская ПЭС была сооружена в 1968 году. Строительство ПЭС было произведено передовым для того времени наплавным способом ¬ железобетонное здание ПЭС было сооружено в доке вблизи Мурманска, а затем отбуксировано к месту установки по морю.

 

Почем дует ветер?

 

Стоит отметить, что энергия ветра у нас в Мурманске используется уже давно. Ветряк стоит у отеля «Огни Мурманска» уже четверть века, а в этом году появился ещё один и на страусиной ферме. Об энергонезависимости хозяйства говорить рано, но один ветряк покрывает до 50 процентов потребностей предприятия в электроэнергии. А главное, не нужно платить по счетам, ветер бесплатный и в неограниченном количестве.

Конечно это не голландские ветряные станции, которые уже устанавливают даже в море, не поля ветряков в Норвегии, и всё же яркий пример, как экономить деньги, заботясь об окружающей среде.

Уж сколько об этом говорили экологи. «В западной Европе такая вещь, как небольшие ветроустановки в частных владениях или небольших фермах, ¬ самая обыденная вещь, ¬ говорит сотрудник экологической организации «Беллона¬Мурманск» Анна Киреева. ¬ В России это направление только начинает развиваться. В связи с рядом сложностей пока во многих регионах, в том числе Мурманской области, мы не можем говорить о масштабном строительстве ветропарков, но отдельные ветроустановки – это как раз то решение, которое поможет фермам, колхозам, рыболовным хозяйствам уйти от мазутозависимости и существенно сократить расходы на тепло¬ и энергообеспечение. Пример ¬ ферма в Молочном, где уже установлен ветряк и солнечная панель. Мы надеемся, что это только начало».

 

Действительно, ветряк производит половину энергии, необходимой ферме. Если поставить ещё один, а лучше – 2, а ещё солнечную батарею – для надежности, то возможно полностью обеспечивать себя.

Но универсальным этот метод можно назвать с трудом. Представьте ветряк, а лучше несколько, на крыше девяти¬ или пятиэтажки. Дует, конечно, там неплохо, но сама картина из рода фантастики. Приходится надеяться на пресловутый мазут и Кольскую атомную станцию. Ведь то, что альтернативная энергетика вытеснит атомную энергию, верится с трудом.

Давайте посчитаем. Мощность энергоблоков КАЭС 1760 МВт. Мощность одной ветроустановки в среднем 25 кВт. Итого, чтобы создать такую же потенциальную мощность нужно 70 тысяч ветряков при условии, что будет постоянно дуть ветер. Отведём место для одного ветряка – 20 на 20 метров. Имеем площадь – 400 метров в квадрате. Получаем 28 миллионов квадратных метров. Представить ветропарк таких размеров очень сложно.

А вот на фермах, в гостиницах, в посёлках – вполне может работать такая установка. Главное, всё, что нужно, – первоначальное вложение, а дальше – только наличие ветра. Что¬что, а это Север может обеспечить.

Волны как метод получения энергии

 

Новый виток развития альтернативной энергии в Мурманске обещает Московский государственный технический университет им. Баумана. В конце ноября Мурманск посетил заведующий кафедрой, доктор технических наук, профессор Николай Сидняев. Группа учёных подготовила проект по использованию энергии морских волн. «Конечно, сама идея не новая, ¬ признает Николай Сидняев. Но наш проект интересен с точки зрения экологичности, позволяет привлечь высокотехнологический потенциал нашей российской науки ¬ микроэлектроники, математики, физики. Мы говорим о преобразовании морских волн в электрическую энергию. С учётом динамики морских течений можно получать достаточно дешёвую энергию. Имеется большой зарубежный опыт, но нужно учитывать специфику Севера. Для создания и проектирования установок нужен отдельный подход, но всё же это реально».

 

Воплотить идею поможет конкурс инновационных проектов «Полярный квадрат», в котором победил московский институт. Партнёр будет рекомендован к реализации при поддержке генерального партнера ¬ «Внешэкономбанка». Один из организаторов конкурса ¬ генеральный директор ООО «Сервисная горная компания «Аркминерал» Андрей Тренин убежден, что проект будет запущен в ближайшее время. Уж очень он актуален для Кольского полуострова. На побережье есть и города, и крошечные населённые пункты, которые пока отапливаются привозным топливом. Профессор Московского института уверен: по крайней мере, для отдельных населённых пунктов это возможно.

 

Кислогубское чудо

 

Волновые станции – идея для нас новая. Зато есть приливная, рассказали в Агентстве энергетической эффективности Мурманской области. Кислогубскую приливную электростанцию – первой в России – запустили как эксперимент вблизи поселка Ура-Губа, и даже поставили на государственный учет как памятник науки и техники. Уникальность ПЭС в том, что во время прилива в узкой части губы Кислая вода поднимается на 5 метров. За счет этого и вырабатывается энергия. Сегодня Кислогубскую приливную станцию можно официально назвать чудом. Она вошла в список «Чудеса России» и стала местом для новых экспериментов в области альтернативной энергетики.

Пусть всегда будет Солнце

 

В Мурманске, в отличие, например, от Крыма, где установка солнечных батарей поставлена на поток, ультрафиолетовые лучи в дефиците. Поэтому российско¬норвежский проект замены радиоизотопных генераторов, от которых питались морские маяки, на солнечные батареи вызывал раньше у многих сомнения. Ведь одно дело полярный день – солнце, пусть и не всегда греет, зато всегда светит, другое – полярная ночь. Оказалось, мощные аккумуляторы могут копить энергию, которой хватает на тёмное время года. Так на маяках появились солнечные батареи, а радиоизотопные термоэлектрические генераторы были утилизированы. Это решило не только вопрос экономии, но и проблему экологической безопасности в нашем регионе.

Тепло для выработки тепла

 

Использовать тепловые насосы для выработки энергии подсказали нам финны. Технологии уже оправдали себя в соседней стране. У нас первопроходцем стал Мончегорск, где в конце 2012 года был запущен тепловой насос на сточных водах канализации. «Пока проект нуждается в доработке, есть неполадки, проблемы, но, надеюсь, он оправдает себя», ¬ рассказал в Мурманске» заместитель директора по производству «Мончегорскводоканала» Дмитрий Кудряшов. – Наша цель - уйти от централизованного отопления зданий и очистных сооружений».

 

Тепловой насос в Мончегорске работает на сточных водах, но источниками энергии могут стать и морские воды, теплый воздух, земля и даже дым из трубы. В Финляндии альтернативную энергетику уже привыкли использовать и в частных домах.

 

Котельные на биотопливе – проекты уже на стадии реализации

 

Такие технологии нам кажутся чем¬то фантастическим, а вот котельные на биотопливе – более реальны. По крайней мере, уже ведутся подготовительные работы. О них «МК» в Мурманске» рассказал депутат Мурманской областной думы Владимир Дубашинский: «Планируется добыча торфа, на котором будут работать котельные. Конечно, наша цель – уход от мазутозависимости. Но для того, чтоб добывать торф, нужны инвестиции, лицензии и, конечно, время. Зато в итоге котельные на торфе заработают в Умбе и Кандалакше. Давайте посчитаем, 3 тонны торфа могут заменить одну тонну мазута. При этом тонна мазута стоит от 12 до 15 тысяч рублей, а тонна торфа обойдётся в тысячу. Экономия в разы».

Ветряки не спасут нас

 

На конференции «Энергосбережение: энергосервис и инновации», которая проходила в ноябре в Мурманске, специалисты обсуждали вопросы дальнейшего развития альтернативной энергетики в регионе. Энергетики заверяют, что в отдаленных посёлках Мурманской области появятся ветродизельные станции, на некоторых объектах возможно использование тепловых насосов. Но какой бы перспективной ни была практика использования возобновляемых источников энергии, проблему мазутозависимости в масштабе области ей не решить. Нет у нас ни столько солнечной энергии, ни столько места для установки ветряных парков. Окончательно порвать с мазутом невозможно даже благодаря Кольской атомной станции. По крайней мере, сегодня...

Декабрь 15, 2013

«Росатом» предложил выделить из Фонда национального благосостояния (ФНБ) 80 миллиардов рублей на строительство АЭС «Ханхикиви-1» в Финляндии. Об этом в номере пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на неназванные источники. Строительство станции оказалось единственным зарубежным проектом, претендующим на средства ФНБ.

 

В атомной компании изданию подтвердили, что проект предлагался на совещании у президента Владимира Путина. При этом в «Росатоме» подчеркнули, что решения о выделении средств пока нет.

 

Газета уточняет, что деньги из фонда могут направить на выкуп компанией «Русатом Оверсиз» 34 процентов Fennovoima, которая является заказчиком АЭС. Стоимость этой доли, по информации источников издания, составляет 75-80 миллиардов рублей. В таком случае всю АЭС можно оценить в 220-235 миллиардов рублей, что по текущему курсу составляет 5-5,4 миллиарда евро. Ранее сообщалось, что стоимость строительства станции оценивается в 4-6 миллиардов евро.

 

6 ноября президент РФ Владимир Путин запретил тратить на проекты более 40 процентов ФНБ, как и предлагали в Министерстве финансов. Таким образом, с учетом уже зарезервированных на другие вложения средств из фонда можно потратить только 170 миллиардов рублей. При этом запросы на остаток превышают 1,5 триллиона рублей.

 

Сейчас «Росатом» является основным претендентом на строительство «Ханхикиви-1». Корпорация получит долю в Fennovoima, если финские власти заключат с ней контракт. Соглашение планируется подписать до конца этого года. «Ханхикиви-1» будет построена в городе Пюхяйоки на северо-западе Финляндии. Мощность станции, как ожидается, составит 1,2 гигаватта.

Декабрь 12, 2013

перед, за Европой! Именно с такого посыла началась конференция по биотопливу 26 ноября «Топливные гранулы, брикеты и щепа: производство, сбыт, потребление», которая прошла в Москве в рамках крупнейшей выставки по деревообработке в России – Woodeх. Организатор конференции: ИАА «ИНФОБИО» при поддержке журнала «Международная Биоэнергетика», выставочной компании MVK, НП «НБС» – собрали в залах «Крокус-Экспо» более 150 человек из разных уголков России, СНГ и Европы.

 

Брикеты, пеллеты и щепа

 

Вступительное слово было предоставлено представителям лесной власти России – Федеральному агентству лесного хозяйства России, входящему в структуру Министерства природных ресурсов и экологии РФ. Начальник отдела Управления лесопользования и воспроизводства лесов ФАЛХ Алексей Абрамов познакомил участников мероприятия с планом стимулирования использования древесного сырья в биоэнергетике, разработанным Минприроды. Андрей Карпилович из ФГУП «Рослесинфорг» дополнил выступление коллеги информацией о ситуации на Северо-Западе России.

После выступления официальных лиц слово было передано экспертам отрасли.

 

В секции «производство топливных брикетов» были заслушаны доклады Дмитрия Бастрикова из компании «Завод Эко Технологий» и Владимира Авштолиса из «Биоресурс». Эти специалисты рассказали об особенностях производства брикетов типа RUF и Nestro. Выступление брикетчиков было поддержано ярким докладом Владимира Осипова из немецкой фирмы Bruks, который рассказал об инновационных технологиях подготовки древесной массы для последующего использования.

Димитър Стойчев из болгарской компании «Сизоматик» познакомил слушателей с котлами, работающими на биотопливе, которые производятся в Болгарии.

Антон Овсянко из компании «Портал-Инжиниринг» рассказал об одной из самых злободневных тем сегодняшнего дня – торрефикации биомассы. Его компания подала заявку на патенты полезной модели и изобретения установки торрефикации биомассы.

 

В основе торрефикации биомассы лежат следующие идеи: источники биомассы, доступные крупным потребителям пеллет в Евросоюзе, – ограничены, возникает необходимость транспортировки большого количества топлива на дальние расстояния. Процесс торрефикации (мягкого пиролиза) позволяет перевозить в таком же объеме биомассы большее количество Джоулей (энергии).

– Таким образом, торрефицированные пеллеты позволяют повысить энергетическую плотность топлива и тем самым улучшить логистические параметры, удешевить транспортировку, упростить хранение, упростить совместное сжигание с углем или сжигание вместо угля, – говорят специалисты.

 

Тему производства топливных гранул поддержал представитель компании Amandul Kahl Владимир Выборов. Оборудование представляемой им фирмы уже много лет успешно работает на российских пеллетных заводах. В ближайшее время планируется поставка грануляторов на один из крупных проектов в Архангельскую область. Особенность оборудования A.Kahl заключается в том, что оно очень хорошо справляется с твердолиственными породами древесины.

Каждому – по потребностям

 

Дискуссию на тему производства и использования пеллет продолжили выступления аналитиков: Алексея Бесчастнова из финской компании Poyry Management Consulting и Сергея Передерия из немецкой фирмы Eko Holz Pellethandel.

Алексей Бесчастнов сообщил о том, что сейчас активно начинают расти рынки Азии: Южной Кореи и Японии. Однако в целом спрос на биомассу в Европе будет оставаться самым высоким в ближайшие 10-12 лет до 2025 года. Компания Poyry Management Consulting подготовила прогноз роста потребностей в топливных гранулах и другой биомассе в Европе, Азии и Америке.

Согласно этому прогнозу, в 2025 году, по расчетам финской компании, потребность в пеллетах в Европе вырастет до 38 млн. тонн в год, в Японии и Южной Корее до 9 млн. тонн в год, а в Северной Америке останется почти на прежнем уровне – 5 млн. тонн в год. Другие страны кроме Китая с его годовой потребностью в 1 млн. тонн (которые он сегодня уже и производит), в анализе не рассматривались ввиду малой потребности ТЭК данных государств в этом виде топлива.

Несмотря на то, что Россия не фигурирует в списке стран, где будет использоваться биомасса для производства тепловой и электрической энергии, наша страна является одним из ключевых игроков на карте поставки биотоплива в Европу и другие страны-потребители пеллет и брикетов.

 

– Если не учитывать повышенные финансовые риски и нестабильную экономическую ситуацию в России, а также принять во внимание, что во всех других странах одинаковые инвестиционно-климатические условия, то мы получим график, который вы видите выше под названием «Производители топливных гранул в 2012-2025 гг.», – говорит Алексей Бесчастнов. – Согласно ему у России есть возможность производить к 2025 году 11 000 тонн пеллет в год. Но это при условии, что в нашей стране также хорошо развиты лесные дороги, как в США или в Европе. То есть Россия может занять достойное третье место в тройке континентов – производителей биотоплива в 2015-2025 гг. только, если мы не учитываем экономические и другие факторы. Однако у нас не развиты лесные дороги, инвестиционный климат не очень стабильный и слишком высокие финансовые и иные риски. С 2009 года Россия уже не относится к быстроразвивающимся странам и темпы экономического роста ниже среднего. В связи с этим оптимистичные прогнозы относительно быстрого наращивания темпов производства пеллет вызывают вопросы.

Во всем мире сейчас активно смотрят на рынки Южной Кореи и Японии – именно они смогут стать вторыми после Европы потребителями биотоплива уже в ближайшее время. Россия, имеющая огромные запасы древесины в Сибири и на Дальнем Востоке, могла бы стать одним из главных поставщиков пеллет в эти страны. Но пока у нас в дальневосточном регионе работает всего один крупный завод – СП «Аркаим» в Хабаровском крае, и то у него постоянно возникают финансовые и иные проблемы, мешающие стабильному выпуску продукции. Предприятия же из Красноярского края предпочитают поставлять биотопливо в Европу через порты Северо-Запада России. В то же время канадские и американские компании наращивают объемы поставок топливных гранул с западного побережья Америки в Южную Корею и Японию.

Декабрь 11, 2013

Проблема спасения экологии Арктики приобретает в связи с планами по ее экономическому освоению особое значение. Именно этому и был посвящен специальный семинар, проходивший в рамках традиционного нефтегазового диалога в ИМЭМО. Тон дискуссии задала Виктория Броже, руководитель направления научных исследований, Департамент предотвращения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, Shell Exploration and Production. Дело в том, что освоение Арктики – ключевое направление деятельности концерна «Шелл» в глобальном масштабе. Основными трудностями здесь выступает специфика арктических условий: необходимость содействия коренным народам, обеспечения биологического разнообразия с учетом климата, ледовой обстановки, сезонных факторов.

 

Следует принимать как данность и учитывать внимание и противодействие со стороны общественности. В этой связи следует подчеркнуть, что основную экологическую угрозу со стороны нефтяной промышленности несет сфера потребления (37%), транспорт (13%), а непосредственно добыча нефти – лишь 3%. Наибольший ущерб (47%) причиняет естественное просачивание нефтепродуктов. Полностью и во всех случаях экологического ущерба при работе нефтяников в Арктике избежать невозможно, и потому, помимо разработки новых технических средств, «Шелл» считает особо важным наличие ресурсов и резервных мощностей для ликвидации аварий.

 

Группа «Шелл» работает в Арктике почти полвека и успешно пробурила 11 разведочных скважин в море Бофорта и Чукотском море. Корпорация является участником проекта «Сахалин-2», который реализуется на Дальнем Востоке России в условиях, сходных с арктическими, в окружении не тающих большую часть года льдов. С начала добычи в 1999 году общий объем нефти на объектах «Сахалин-2», работающих с участием «Шелл», составил всего 670 литров, притом что объем добычи составил 100 млн бар. (12,77 млн т).

 

Представитель «Шелл» указала, что важнейшим принципом работы в Арктике является избежание разливов нефти в окружающую среду и способность устранять их последствия в случае аварии. По утверждению представителя компании, последняя располагает необходимым набором средств и экспертных знаний, которые позволяют удалить аварийный розлив или смягчить его последствия. Международные независимые исследования показали, что «Шелл» располагает эффективными методами устранения разливов в Арктике, в том числе и в покрытых льдом водах, когда и если таковые произойдут. Нельзя забывать, что Север имеет не только негативную специфику.

 

Преимущества арктических условий: уменьшение скорости и площади распространения, поскольку дрейфу пятна может препятствовать наличие льда и/или снега. Имеет место уменьшение скорости испарения, снижение скорости эмульгирования в плотных льдах. Уборку вмерзшей в лед нефти можно проводить во время весеннего таяния. Припай защищает побережье от морских разливов. В плотных льдах имеет место расширение «окна возможностей» для ликвидации разливов.

Дополнительные проблемы связаны с трудностями доступа к разлитой нефти, особенно под подвижными льдами, – низкая эффективность механической уборки, быстрое вмерзание нефти под лед в нарастающий ледяной покров и сложности обнаружения нефтяного пятна.

 

Компания полагает, что наилучшим способом ликвидации разливов нефти в Арктике является использование диспергентов: в разреженных льдах нефть дольше сохраняет свои исходные свойства, и поэтому более диспергируема, чем в открытой воде.

В полевых испытаниях в Баренцевом море нефть была успешно диспергирована после шестидневного выветривания в разреженных льдах. Для распыления диспергентов точно на пятно между плавучими льдинами был разработан мобильный кронштейн, монтируемый на водном судне. Созданная судном турбулентность обеспечивает энергию, достаточную для эффективного проведения данной операции.

Вместе с тем большинством известных компаний методы ликвидации разливов нефти в Арктике использовались в форме условного эксперимента и нуждаются в более детальной проверке с применением реальных средств и мощностей. По мнению Алексея Книжникова, руководителя программы по экологической политике ТЭК WWF России, из всех методов ликвидации разливов на море реально очищает, удаляя загрязнение, только локализация разлива, а затем механическая и сорбционная уборка на воде. По мнению докладчика, использование диспергентов и сжигание лишь переводят загрязнение в другую форму.

В рамках проекта ГЭФ ПРООН в ноябре 2011 года был проведен анализ 25 случаев воздействия разливов нефти и нефтепродуктов на морские, прибрежные и приморские особо охраняемые природные территории, произошедших в 1997–2011 годах. В выборке данных для анализа участвовали 17 государств, включая Россию и США. Установлено, что объемы разливов в основном изменяются в большом диапазоне, среди них экстремально большими разливами пока являются:

– авария на платформе Монтара (Австралия, 2009, – 30 тыс. тонн и авария на платформе Deepwater Horizon (США, Мексиканский залив, 2010, 500–600 тыс. тонн.

При крупнейшей аварии в Мексиканском заливе работы проводились в идеальных условиях (теплая погода, развитая инфраструктура, неограниченные ресурсы), однако успехи механической сборки оказались скромными: собрано 35%, сожжено 5%, диспергировано 8%. Испарилось, растворилось или диспергировалось естественными способами 41%, осталось загрязнять море и побережье США 25%. При разливе Godafoss в 50 км от Осло с норвежской стороны сразу подошли два буксира, судно – уборщик разлившейся нефти и два судна береговой охраны. Со стороны Швеции – три уборщика нефти, оснащенных современным оборудованием. Работы велись самым активным образом, использованы все ресурсы Норвегии и Швеции. Из 110 куб. м разлившегося мазута 60 куб. м удалось собрать при помощи судов-нефтесборщиков. Оставшихся 50 куб. м хватило, чтобы загрязнить 50 км побережья южной Норвегии и воды морских парков указанных стран-соседей. С точки зрения Андрея Хаустова, первого заместителя руководителя ФБУ «Госморспасслужба России», в связи с активизацией в настоящее время нефтепоисковых работ на Арктическом шельфе и побережье представляется необходимым системное совершенствование планирования мероприятий по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти с учетом суммарной экологической выгоды. С этой целью желательно расширить возможности государственной структуры «Госморспасслужба России».

 

Известны эксперименты по исследованию поведения нефти при разливе во льдах и очистке загрязненных побережья и льдов, в том числе многолетних. Арктические государства – США, Канада и Норвегия – провели, начиная с 1970 года, 18 экспериментов «в натуре» и получили значащие результаты. В России (СССР) подобные эксперименты в полном объеме не проводились. Учения на проекте «Сахалин-2» в значительной мере были имитационными, время прибытия противоаварийных судов было чрезмерным, авиация использовалась минимально, эффективность их совместных действий была оценена как недостаточная.

 

В дискуссии отмечалось, что в российской Арктике пока не созданы структуры государственного уровня, могущие взять на себя ответственность за освоение шельфов Ледовитого океана и, в первую очередь, за предотвращение и эффективную ликвидацию возможных аварий с разливами нефти во льдах.

Конъюнктура мирового рынка не дает запросов на дорогие нефть и газ российской Арктики (из докладов следует, что в данном регионе ожидается удорожание добычи нефти на 15–20% плюс риски до 2 млрд долл. на одну разлившуюся скважину), и потому привлечение иностранных нефтяных корпораций, а с ними и современных технологий морской добычи остается проблематичным.

 

Мировые и в большей степени российские технологии морской добычи пока не обеспечивают должной экологической безопасности при работе в морских льдах, а общая экологическая культура работников нефтяной отрасли еще недостаточна.

Подводя итоги, можно полагать, что семинар «Экологические риски нефтяной промышленности» явился важным шагом в консолидации науки и практики по данной важнейшей для нашей страны проблеме.

Декабрь 08, 2013

Следующие 30 лет человечество точно не откажется от углеводородов, хотя в период до 2040 года процесс энергопотребления продолжит замедляться. Но несмотря на то что этот период можно назвать эрой газа — именно газ будет в основном востребован на рынке первичных энергоресурсов, Россия рискует упустить шансы воспользоваться этими возможностями.

Топливная демография

В обнародованном в текущем году "Прогнозе развития энергетики мира и России до 2040 года" эксперты Института энергетических исследований РАН и Аналитического центра при правительстве РФ предположили, что приоритеты энергетической политики мировых игроков и способы ее реализации останутся неизменными. То есть крупные импортеры (большинство стран ОЭСР, Китай, прочие развивающиеся страны Азии) заинтересованы в умеренных ценах на энергоресурсы, что полезно их экономикам. Экспортеры же энергоресурсов — в основном страны ОПЕК и СНГ — стремятся максимизировать доходы от экспорта.

Причем в 2020-2040 годах (при сопоставлении прогнозной динамики энергопотребления по демографическому и экономическому росту) расход первичной энергии в мире предположительно увеличится на 40% (или в среднем на 1,1% ежегодно), что втрое меньше среднегодовых приростов ВВП и заметно медленнее роста энергопотребления в предыдущие 30 лет. При этом если США и остальные развитые страны будут демонстрировать снижение душевого энергопотребления, то Китай, напротив, будет стремительно повышать этот показатель.

В связи с этим заметно меняется размещение энергопотребления: с ростом населения в развивающихся странах туда все более активно смещаются и центры энергопотребления, в то время как развитые страны к 2040 году повысят потребление лишь на 3%, а в США и остальных странах ОЭСР после 2020 года спрос на энергию практически перестанет расти.

Китай же сохранит абсолютный прирост: в 1980-2010 годах и 2010-2040 годах его цифры практически равны (1873 млн и 1847 млн тонн н. э. соответственно), а среднегодовые темпы роста снизятся с 4,8% до 1,9%. Остальные развивающиеся страны дадут полуторный рост: при замедлении темпов роста абсолютный прирост увеличится с 2283 млн тонн н. э. в 1980-2010 годах до 3120 млн тонн н. э. к 2040 году и обеспечит 60% мирового прироста первичного энергопотребления. Удовлетворение регионального спроса на первичную энергию потребует увеличения потребления всех видов топлива. А структура мирового энергопотребления будет становиться все более диверсифицированной и сбалансированной: к 2040 году ожидается постепенное выравнивание долей ископаемых (нефть — 27%, газ — 25%, уголь — 25%) и неископаемых (в сумме 23%) видов топлива как результат развития межтопливной конкуренции и повышения устойчивости энергоснабжения.

В 30-летней перспективе не ожидается радикальных изменений глобальной топливной корзины: человечество по-прежнему не готово уменьшить зависимость от ископаемых видов топлива. Углеводороды сохранят безусловное доминирование в топливной корзине: их доля в 2040 году будет составлять 51,4%, что практически соответствует 53,6% в 2010 году. Однако при этом объемы потребления отдельных видов углеводородного сырья существенно изменятся.

В основном это связано с нефтью: ее доля в потреблении первичной энергии за этот период сократится с 32% до 27%. Доля угля, который демонстрировал наиболее высокие темпы роста потребления в первое десятилетие XXI века, снизится с 28% до 25% — в основном по экологическим соображениям, из-за чего его использование ограничат не только развитые, но и развивающиеся страны. Доля атомной энергетики не изменится, оставшись на уровне 6%.

Торговые потоки на рынке нефти в базовом сценарии меняются, и достаточно принципиально. К 2040 году экспортные рынки для ведущих производителей сужаются по сравнению с 2010-м на 275 млн тонн. Прежде всего сокращаются объемы импорта нефти в Европу, что связано со снижением загрузки собственных европейских НПЗ и стагнацией спроса в развитой Европе. Северная Америка за счет роста добычи нефти сланцевых плеев в США и битуминозных песков в Канаде становится нетто-экспортером уже после 2025 года. Наиболее перспективным рынком сбыта для сырой нефти остается Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) — единственный, где импорт увеличится по сравнению с 2010 годом.

Самые высокие темпы роста в прогнозный период имеют возобновляемые источники энергии (ВИЭ; без учета гидроэнергии, но с учетом биотоплива): к 2040 году на них придется 13,8% мирового энергопотребления и 12% выработки электроэнергии (против 10,9% и 3,7% в 2010 году). Однако по абсолютным объемам прироста потребления в топливной корзине будет лидировать газ, который и станет самым востребованным видом топлива в ближайшие 30 лет.

Декабрь 07, 2013

Долгосрочные планы правительства по снижению энергоемкости экономики оказались невыполнимыми. Как заявил вчера министр энергетики РФ Александр Новак, энергоемкость ВВП при сохранении нынешней ситуации в экономике РФ к 2020 году может быть снижена на 22%, а не на 40%, как было запланировано госпрограммой «Энергосбережение и повышение энергоэффективности до 2020 года». Как отмечают эксперты, невыполнение плана негативно скажется на доходах бюджета и на экономическом росте в долгосрочной перспективе.

«Если к 2020 году рост будет инерционным, то есть с опережением роста ВВП над темпами роста энергопотребления, мы достигнем к 2020 году снижения энергопотребления к сегодняшнему уровню энергоемкости на 22%, – отметил вчера Новак на II Международном форуме по энергоэффективности. – Задача, которая, как вы знаете, поставлена указом президента, к 2020 году снизить на 40% энергоемкость. Эта разница в 18 процентных пунктов. Разрыв в целевых показателях значит, что инерционный способ не даст нам возможности его достигнуть». По словам Новака, хуже всего дело с энергоэффективностью обстоит в промышленности и особенно в ЖКХ. Тогда как неплохая ситуация в секторе услуг и на транспорте.

Напомним, что цель повышения энергоэффективности еще недавно была в списке приоритетов российской власти. В июне 2008 года тогдашний президент Дмитрий Медведев подписал указ «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики». Именно в этом указе и был зафиксирован важный рубеж: снижение к 2020 году энергоемкости валового внутреннего продукта РФ не менее чем на 40% по сравнению с 2007 годом.

По мнению аналитиков, российским властям сейчас выгодно улучшать энергоэффективность экономики, чтобы поддержать рост сырьевого экспорта. Впрочем, не все получается... Как отмечает аналитик агентства «Инвесткафе» Тимур Нигматуллин, наша экономика остро нуждается в повышении энергоэффективности. И невыполнение плана может негативно отразиться на доходах бюджета и росте ВВП в долгосрочной перспективе. «Экономика РФ очень сильно зависит от цен на нефтегазовое сырье и спроса на него у основных покупателей», – отмечает он.

Между тем, по словам Нигматуллина, добыча в РФ сейчас находится фактически на своих исторических максимумах и вряд ли может быть увеличена более чем на 1–2% в обозримом будущем. Вместе с этим нефтегазовые доходы сейчас формируют примерно 50% доходной части федерального бюджета, который все равно остается дефицитным. Также стоит отметить, что при низкой энергоэффективности отечественные товары и услуги становятся менее конкурентоспособными, так как растет их себестоимость. «Не секрет, что многие товары в РФ более низкого качества, чем в Европе и США, – отмечает эксперт. – Если растет их цена, то сильно падает спрос, так как они теряют свое основное конкурентное преимущество. Соответственно, для выхода экономики из нынешней ситуации с замедленными темпами роста без повышения энергоэффективности никак не обойтись».

В свою очередь, аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева также считает, что волнения главы Минэнерго небезосновательны. «По прогнозу Минэкономразвития, до 2020 года темпы роста экономики не превысят 2,5%, при этом средние темпы роста энергопотребления составляют 2%. Но многое будет зависеть от цен на нефть и газ. Дешевая нефть будет способствовать росту энергопотребления, – отмечает она. – Что касается энергоэффективности, то премьер-министр Медведев утвердил схему территориального планирования в энергетике России до 2030 года. Строительство новых станций и технологическое обновление как раз и позволят повысить энергоэффективность».

В свою очередь, аналитик финансовой компании AForex Нарек Авакян оценил энергоемкость российской экономики на сегодняшний день как удовлетворительную. «Большинство проблем связано с ЖКХ и металлургией, хотя последняя все больше вкладывает средства в энергосберегающие технологии, – говорит он. – Поэтому задача-минимум для власти, можно сказать, уже выполнена. Однако для перехода на качественно новый уровень необходимы серьезные прорывы в этом направлении. В частности, должны быть внедрены передовые технологии энергоэффективности и технологии по снижению себестоимости производства электроэнергии. Также необходимо либерализовать цены на услуги ЖКХ, сделать ценообразование рыночным».

Декабрь 06, 2013

Согласно докладу «Мировая энергетика-2013» (WEO-2013), Китай вскоре станет крупнейшим импортером нефти, а Индия – крупнейшим импортером угля. Именно эти страны будут влиять на поставщиков энергоресурсов, уверены эксперты Международного энергетического агентства. Между тем России будет весьма непросто выполнить взятые на себя обязательства, учитывая, что добыча нефти в стране в лучшем случае стабилизируется, если не начнет снижаться.

«Сектор энергетики переживает переходный период: импортеры становятся экспортерами, а экспортеры становятся крупными центрами потребления. Центр тяжести в потреблении энергии решительно перемещается в развивающиеся страны, в частности в Китай, Индию и страны Ближнего Востока, которые на треть повышают мировой спрос на энергию», – сказала вчера исполнительный директор Международного энергетического агентства (МЭА) Мария ван дер Ховен. По мнению экспертов МЭА, Китай вскоре станет крупнейшим импортером нефти, а Индия – крупнейшим импортером угля. США за счет сланцевой нефти и Бразилия (глубоководные месторождения) будут наращивать добычу до 2020 года. В начале 2020-х США будут уверенно двигаться к энергетической самодостаточности. При этом роль Ближнего Востока в долгосрочной перспективе будет расти. Все эти изменения переориентируют основные торговые потоки энергоносителей от Атлантического бассейна в Азиатский регион.

При этом немаловажна роль Ирана, который на время был выключен из мировой системы торговли углеводородами. Однако, по итогам недавних переговоров, он вполне может вновь занять свою нишу.

«Оценивать влияние достигнутых в Женеве договоренностей относительно ядерной программы Ирана на рынок нефти слишком рано. Но если санкции и будут сняты, Иран вряд ли сможет быстро восстановить свое положение на мировом энергетическом рынке, – считает Мария ван дер Ховен. – Даже если санкции в области экспорта нефти отменят, Иран вряд ли сможет в краткие сроки вернуться на уровни, которые были до санкций». С этим мнением согласился и глава Минэнерго РФ Александр Новак, который отметил, что сейчас трудно говорить о конкретных цифрах.

Напомним, что по результатам достигнутых договоренностей США разморозили активы Тегерана на 8 млрд долл. в обмен на приостановку работ по обогащению урана. США и ЕС обязуются приостановить действия санкций в отношении экспорта иранских нефтепродуктов и в отношении сопутствующих продаже нефти услуг (страхование, транспортировка, финансовые услуги). Окончательно соглашения по ядерной программе планируется подписать в течение ближайших 6–12 месяцев, по результатам чего ограничения на экспорт иранской нефти будут сняты.

По мнению старшего аналитика компании «Альпари» Анны Бодровой, Россия найдет место в новой энергетической карте, так как располагает солидными разведанными запасами и нефти, и газа, и угля. «Если спрос на энергоносители со стороны Китая действительно будет нарастать темпами, схожими с прогнозными, Россия способна увеличить поставки в данном направлении в 1,5–2 раза. А если к 2020 году появятся альтернативные способы транспортировки (новые ветки трубопровода и пр.), можно будет говорить о расширении сотрудничества, – считает она. – Цены на энергоносители при этом вряд ли серьезно изменятся при стоимости нефти в границах 98–120 долларов за баррель».

В свою очередь, содиректор аналитического агентства «Инвесткафе» Григорий Бирг считает, что рост потребления энергоресурсов странами АТР должен положительно сказаться на российских компаниях. «Близость России к странам АТР дает возможность увеличения прямых поставок туда. Это позитивно отразится в первую очередь на крупных компаниях, аффилированных с государством, таких как «Роснефть», и потенциально «Газпром нефть», которые заключают долгосрочные контракты на поставку нефти на уровне госкомпаний и реализацию совместных проектов в странах присутствия, – полагает он. – В качестве примера можно привести соглашение «Роснефти» и CNPC на поставку 360 миллионов тонн нефти в течение 25 лет».

Между тем руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник отмечает, что риски для России – прежде всего в выполнении контрактных обязательств с Китаем. «Может быть, придется диверсифицировать маршрут поставок нефти с западного направления на восточное, – продолжает эксперт. – К тому же «Роснефть» все с большей осторожностью относится к прогнозам по собственной добыче. В ближайшие годы добыча у нее расти не будет и в лучшем случае стабилизируется. Тогда как поставки в КНР должны резко возрасти». По мнению Пасечника, фактор Ирана не будет играть большой роли. «Страны ОПЕК заинтересованы в стабилизации комфортных для себя цен и не допустят их разбалансировки, – полагает он. – Оптимально – 100–110 долларов за баррель до 2020 года».

Август 13, 2013

ДКС разработала...

 

Компания ДКС, один из ведущих поставщиков кабельных лотков и электротехнического оборудования, сообщает

Страница 3 из 9

Последнии новости

  • Кадастр
  • Другие новости
  • Бухгалтеру

Мы в контакте

Где нас найти

Контакты

Великий Новгород, ул.Германа д.29,

офис на 3 этаже ГеоСтрой

тел.факс 8 (8162) 68-44-58

моб.тел:+7 921 196 07 70

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.